鸞 (amddiffynfa) wrote,

amddiffynfa

Categories:

Istoria политнадзора - 04, или Старые приключения Шурика, часть первая.

Продолжение. Начало, происхождениe текста и условия копирования здесь.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫСК В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСАНДРА I

Царствование Александра I, начавшееся убийством отца, в отношении внутриполитического положения в империи следует считать вполне спокойным, если сравнить его с предыдущим и последующим периодами русской истории. Но вскоре после торжественной и громогласной ликвидации Тайной экспедиции Александр I пришел к мысли о необходимости существования в государстве централизованной системы политического сыска. 8 сентября 1802 года император распорядился образовать Министерство внутренних дел, одна из четырех экспедиций которого (вторая) ведала политическим сыском и цензурой. Почти одновременно с созданием Министерства внутренних дел император учредил при столичном военном
губернаторе Тайную полицейскую экспедицию, также осуществлявшую политический сыск. Приведу извлечение из секретной инструкции:
Тайная полицейская экспедиция обнимает все предметы, деяния и речи, клонящиеся к разрушению самодержавной власти и безопасности правления, как-то: словесные и письменные возмущения, заговоры, дерзкие или возжигательные речи, измены, тайные скопища толкователей законов, учреждениев, как мер, принимаемых правительством, разглашателей новостей важных, как предосудительных правительству и управляющим, осмеяний, пасквилесочинителей, вообще все то, что относиться может до государя лично, как правление его. (...)
Тайная полицейская экспедиция должна ведать о всех приезжих иностранных людях, где они жительствуют, их связи, дела, сообщества, образ жизни, и бдение иметь о поведении оных
.
Молодой император, воспитанник республиканца Лагарпа не очень-то доверял приезжавшим из Европы иностранцам, опасаясь проникновения через них в Россию республиканских идей.
Тайная полицейская экспедиция, по утверждению исследователей, работала "кустарно". Наверное, такое суждение о ней справедливо, так как известны слова Александра I, обращенные к помощнику главнокомандующего в Петербурге графу Е. Ф. Комаровскому: Я желаю, чтобы учреждена была секретная полиция, которой мы еще не имеем и которая необходима в теперешних обстоятельствах.
5 сентября 1805 года император образовал Комитет высшей полиции. Один из ближайших друзей Александра I Н.Н.Новосильцев написал для Комитета инструкцию, из которой явствовало, что это был межведомственный координационный орган, собиравший из различных учреждений сведения о слухах, настроениях людей, подозрительных иностранцах, скопищах народа, тайных собраниях и сообщавший о них в Комитет министров или императору. Исследователи считают, что Комитет высшей полиции был учрежден лишь на время отсутствия царя из столицы.

Менее чем через полтора года, 13 января 1807 года, вместо Комитета высшей полиции, явно неудачного посреднического органа, Александр I учредил Комитет для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общего спокойствия (Комитет охранения общественной безопасности). В его состав вошли: председатель — министр юстиции П. В. Лопухин, министр внутренних дел В. П. Кочубей, сенаторы Н.Н.Новосильцев и А.С.Макаров. Последний успешно руководил Тайной экспедицией после смерти Шешковского. Позже Комитет пополнился министрами полиции А.Д.Балашовым, затем С.К.Вязьмитиновым, в 1814 году его членом сделался А.А.Аракчеев.

Для нового Комитета инструкцию написал также Новосильцев. Ее первый пункт требовал предусматривать все то, что могут произвести враги государства, принимать сообразные меры к открытию лиц, посредством коих могут они завести внутри государства вредные связи. И этот Комитет занимался межведомственной координацией действий, но в отличие от своего предшественника он имел судебно-следствен-ный орган по политическим делам — Особенную канцелярию со штатом из двадцати трех человек. Основными осведомителями обоих Комитетов являлись оберполицмейстеры, директора почт и министры.

По политическим преступлениям полиция и местные власти производили полицейские дознания, иногда — следствие. От них все материалы поступали в Комитет для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общего спокойствия, где подробно рассматривались и выносились решения, утверждавшиеся императором. Таким образом, Комитет занимал место главного следственного органа империи по политическим делам. Одновременно Комитет руководил слежкой за подозрительными иностранцами и перлюстрацией их переписки, а также наблюдал за уголовными делами, рассмотрение коих требовало соблюдения особой секретности — главным образом это были дела о взяточничестве и растратах, когда виновными оказывались крупные чиновники.

Одновременно с Комитетом в Петербурге (при генерал-губернаторе) и Москве (при обер-полицмейстере) существовала Особая секретная полиция, одновременно подчинявшаяся Министерству внутренних дел. В ее обязанности входил политический сыск. Московский обер-полицмейстер предписывал своим агентам из Особой секретной полиции выведывать и доносить начальству все распространяющиеся в народе слухи, молвы, вольнодумства, нерасположение и ропот, проникать в секретные сходбища. (...) Допускать к сему делу людей разного состояния и разных наций, но сколько возможно благонадежнейших, обязывая их при вступлении в должность строжайшими, значимость гражданской и духовной присяги имеющими реверсами о беспристрастном донесении самой истины и охранении в высшей степени тайны, хотя бы кто впоследствии времени и выбыл из сего рода службы.

Они должны будут, одеваясь по приличию и надобностям, находиться во всех стечениях народных между крестьян и господских слуг; в питейных и кофейных домах, трактирах, клубах, на рынках, на горах, на гуляньях, на карточных играх, где и сами играть могут, так же между читающими газеты — словом, везде, где примечания делать, поступки видеть, слушать, выведывать и в образ мыслей проникать возможно
52.
Наивные карнавальные переодевания полицейских чинов не прекращались вплоть до Февральской революции, они лишь переместились от столицы в глубь империи. Так рыцари славного ордена политического сыска в порыве верноподданнической страсти переодевались в женские платья и, не сбрив рыжих прокуренных богатырских усов, не снимая жандармских брюк с кроваво-красными лампасами, рыскали по злачным местам сонных городков в поисках крамолы. (ВОТ ОНО, ТО САМОЕ СЛОВО, НЕ ИМЕЮЩЕЕ АНАЛОГА НИ В ОДНОМ ЯЗЫКЕ МИРА - Amd.)

Военный историк генерал-лейтенант А. И. Михайловский-Данилевский писал:

В Петербурге была тайная полиция: одна в Министерстве внутренних дел, другая у военного генерал-
губернатора, а третья у графа Аракчеева. (...) В армиях было шпионство тоже очень велико: говорят, что примечали за нами, генералами, что знали, чем мы занимаемся, играем ли в карты, и тому подобный вздор
.

Превосходно осведомленный чиновник декабрист Г. С. Батеньков писал о профессиональных сотрудниках политического сыска:

Разнородные полиции были крайне деятельны, но агенты их вовсе не понимали, что надо разуметь под словами карбонарии и либералы, и не могли понимать разговора людей образованных. Они занимались преимущественно только сплетнями, собирали и тащили всякую дрянь, разорванные и замаранные бумажки, их доносы обрабатывали, как приходило в голову.

Горе-сыщики дошли до того, что агенты столичного генерал-губернатора М. А. Милорадовича следили за всемогущим А. А. Аракчеевым... и не заметили образования декабристских кружков.

Комитет для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общего спокойствия, прекратил свое существование 17 января 1829 года. Первые три года своего существования Комитет собирался на заседания раз в неделю, но затем их количество резко сократилось56. Объясняется такое положение тем, что в 1810 году Александр I по проекту М. М. Сперанского учредил Министерство полиции, выделившееся из Министерства внутренних дел, и оно приняло на себя большую часть нагрузки Комитета.

Министерство полиции имело в своем составе три Департамента: полиции исполнительной, полиции хозяйственной и полиции медицинской, а также две канцелярии: общую и особенную. Осббенная канцелярия занималась производством политического сыска на всей территории Российской империи. Ее фактическим создателем и руководителем следует считать Я. И. де Санд-лена. Особенная канцелярия боролась с крестьянскими волнениями, общественным движением, осуществляла контрразведку, цензуру и расследование важнейших уголовных дел. Именно благодаря существованию Особенной канцелярии министр внутренних дел В. П. Кочубей назвал Министерство полиции Министерством шпионства. В записке на высочайшее имя он писал в 1819 году:

Город закипел шпионами всякого рода: тут были и иностранные, и русские шпионы, состоявшие на жалованье, шпионы добровольные; практиковались постоянные переодевания полицейских офицеров; уверяют, даже сам министр (А. Д. Балашов.— Ф. Л.) прибегал к переодеванию. Эти агенты не ограничивались тем, что собирали известия и доставляли правительству возможность предупреждения преступления, они старались возбуждать преступления и подозрения. Они входили в доверенность к лицам разных слоев общества, выражали неудовольствие на Ваше Величество, порицая правительственные мероприятия, прибегали к выдумкам, чтобы вызвать откровенность со стороны этих лиц или услышать от них жалобы. Всему этому давалось потом направление сообразно видам лиц, руководивших этим делом.
Записка Кочубея, выдающегося администратора александровского времени и личного друга императора, является одним из первых документов, констатировавших появление в России полицейской политической провокации по типу французской времен искусника Жозефа Фуше. Отрадно отметить, что Кочубей резко и язвительно осудил этот нарождавшийся мерзкий аморальный прием. Но остановить и даже отсрочить развитие в России полицейской провокации он не смог. Эта ржавчина успела поселиться в теле правоохранительной системы империи и начала неуклонно разъедать ее изнутри.

Отец русской полицейской провокации первый министр полиции А. Д. Балашов в начале войны 1812 года, сохраняя министерское кресло, перешел в действующую армию и там командовал военной полицией (жандармерией). Современники Балашова в своих высказываниях о нем подчеркивали его природные качества сыщика при полном отсутствии нравственных начал.

Лиц, подобных Балашову, в александровское царствование на вершине власти было немного. И дела свои без доносов они делать не умели. Так, попечитель Петербургского учебного округа Д. П. Рунич, обследуя деятельность профессора Плисова, писал министру просвещения: Хотя в тетрадях Плисова не найдено ничего предосудительного, но это самое и доказывает, что он человек вредный, ибо при устном преподавании мог прибавлять, что ему вздумается. Но подобное встречалось в первой четверти XIX века редко, и донос не имел той популярности, что в XVIII столетии. В александровскую эпоху доносительство было не в чести.

Утратив массовое доносительство — извет - как важнейшее средство получения информации о крамоле и пытку как надежный способ получения нужного признания в содеянном или несодеянном, имперская правоохранительная служба восприняла самое худшее из опыта европейской полиции — полицейскую политическую провокацию. Именно при изящном либерале Александре I на вооружении политического сыска начала появляться полицейская провокация, именно тогда началось ее постепенное внедрение в практику правоохранительных органов Российской империи.
Министерство полиции было ликвидировано в 1819 году. Все его функции перешли в Министерство внутренних дел, а точнее — возвратились обратно. Влилась в состав Министерства внутренних дел и Особенная канцелярия во главе с талантливым сыщиком и образованным человеком М.Я.фон Фоком. Ее состав продолжал заниматься тем же, чем и ранее,— политическим сыском.

Молодой Александр I желал показать всей Европе, что Россия при его управлении в состоянии обходиться без специальных учреждений, осуществляющих политический сыск. Но очень быстро император понял, что они крайне необходимы. К лицемерию, нерешительности и подозрительности монарха примешивался вечно преследовавший его страх за собственную жизнь.

продолжение
Tags: История полит.сыска в России
Subscribe

  • История борьбы с крамолой - продолжение

    Продолжение. Начало, происхождениe текста и условия копирования здесь. Предыдущие части - по тагу. III ОТДЕЛЕНИЕ (1856—1880) -- продолжение…

  • История борьбы с крамолой - продолжение

    Продолжение. Начало, происхождениe текста и условия копирования здесь. Предыдущие части - по тагу. III ОТДЕЛЕНИЕ (1856—1880) Отошло в…

  • (no subject)

    Продолжение. Начало, происхождениe текста и условия копирования здесь. Предыдущие части - по тагу. ПЕРВАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ Именно в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments